«В России врач – нищеброд». Доктора – о работе в Германии и у нас

«В Германии мне сразу же бросилось в глаза, как менялся тон и содержание разговора со стороны чиновников, узнающих, что я врач. Они становились очень вежливы и предупредительны», — поделился русский немец, переехавший из России на историческую родину.

Близкие оппозиционера Алексея Навального, попавшего в реанимацию больницы Омска в состоянии комы, при первой же возможности перевезли его на диагностику и лечение в Германию. Это снова заставляет задуматься: а почему туда и почему у нас не так?

В конце концов, медицина в Германии, как и в России, «бесплатная» – то есть построена на обязательном страховании (ОМС), взносы на которое частично отчисляются из зарплаты. Только немецкую называют одной из лучших в мире, а к российской доверия немного. Опрос фонда «Общественное мнение» как-то показал, что две трети россиян считают нашу медицину сильно отставшей от уровня передовых стран.

Вот главные отличия немецкой и российской медицины, по мнению самих врачей.

1. В Германии ОМС – это благо, у нас – зло

Если коротко, то каждый немец с рождения имеет медстраховку, большинство – государственную. Существует больше сотни госкомпаний на выбор, предоставляющих медстрахование.

Полис обходится немцам в 7-8% от зарплаты. Грубо: если средняя брутто-зарплата в Германии 3500 евро, значит на медстраховку от этой суммы ежемесячно отбирают 245-280 евро. Столько же – доплачивает работодатель. При этом в полис бесплатно вписывают членов семьи.

Привязки к районным поликлиникам нет, немцы могут выбирать любых врачей. Благодаря страховке у них в целом нет проблем с получением необходимого медицинского обеспечения независимо от стоимости терапии, операции, медикаментов.


А вот что сказала «Коммерсанту» про российскую систему ОМС директор НИИ клинической кардиологии им. А. Л. Мясникова Ирина Чазова:

«Я думаю, что то, как была внедрена система ОМС в нашей стране, и послужило толчком к разрушению нашего здравоохранения, и мы его никогда не реанимируем, если драматично не поменяем эту систему. Я очень надеюсь, что она будет более ориентирована на пациентов, а не на стандарты и ограничения. Сейчас врачи боятся назначить лишний анализ, дополнительное лечение, потому что тогда они попадают под санкции».

2. В Германии врач – самый уважаемый и обеспеченный человек, у нас – нищеброд

Профессия врача – одна из самых престижных и высокооплачиваемых в Германии. В среднем врач, работающий в обычной больнице, получает больше 7000 евро в месяц. Медсестра – 2500-3000 евро.

Врач, русский немец, переехавший из России в Висбаден, пояснил на одной из популярных интернет-платформ: «Хочу заметить – врачи в Германии не бюджетники! Тут нет врачей-бюджетников. Деньги приходят в клиники и праксисы от больничных касс».

«В России врач, что ни говори, по мнению большинства обывателей, нищеброд. Про то, как ценят русских врачей-бюджетников, можно достаточно быстро и без лишних разговоров выяснить по квитку зарплаты. В то время, когда я еще начинал свою врачебную деятельность, зарплату еще и по полгода, а то и дольше задерживали», — вспоминает он.


«В Германии же, во время первоначальных беганий по разным амтам и учреждениям, мне сразу же бросилось в глаза, как менялся тон и содержание разговора со стороны чиновников, узнающих, что я врач. Они становились очень вежливы и предупредительны», — поделился доктор.

Ирина Чазова такого же мнения: «Первое и главное отличие западной медицины от российской в том, что там врачи находятся на вершине иерархии и по зарплате, и по отношению общества к ним. А у нас нищенские зарплаты. Ну как можно требовать что-то от врача, когда его зарплата аналогична оплате труда уборщика помещений?»

3. Медицина в провинции: в Германии отличные больницы, но…

Хирург Дмитрий Дегтярёв как раз перед эпидемией коронавируса уехал работать в баварский Шеслиц и рассказал, что немецкие больницы, независимо от того, где они находятся и какого размера, оснащены самым современным оборудованием и лекарственными препаратами.

«Уровень оснащения, прежде всего, работников позволяет пациентам не обращаться в крупные центры в большие города. У нас же, к сожалению, доступность качественной медицины в глубинке вызывает вопросы», — сравнил он.

Медсестра из Мюнстера Мария Гёрлиц (переехала с родителями из Омска еще в раннем детстве) поработала в больнице Нижнего Новгорода по программе обмена и поделилась впечатлениями с телерадиокомпанией MDR. По ее наблюдениям, в Германии врачи уже практически отвыкли от классических методов диагностики (стетоскоп, пальпация), полагаясь на современные приборы и лабораторные тесты. Российские врачи наоборот, привыкли действовать «по-старинке», потому что нет выбора.


В то же время многие признают, что врачей в провинциальной Германии не хватает «катастрофически», особенно высокой квалификации. Некоторые свидетельствуют, что качество среднего медперсонала (медсестры и медбратья), как правило, слабое, не соответствующее в целом высоким немецким стандартам. Даже в крупных городах в клиниках работает много азиатов, русских и украинцев.

Алексей Соловьев, бухгалтер-экономист, живущий в Германии, пишет в блоге на сайте «Эхо Москвы», что попасть на прием к высококлассному специалисту чрезвычайно трудно.

«В Германии есть верхняя граница, сколько один врач может иметь пациентов. Если лимит исчерпан, то врач не имеет права принимать новых больных. Поэтому попасть на прием к высококвалифицированному специалисту можно лишь двумя путями: или тебе повезло и ты попал в тот момент, когда у врача образовалось свободное место, или по блату (витамин Б, как говорят в Германии)», — рассказывает он.

4. В Германии медики вежливы, а пациенты избалованны, у нас медики суровы, а пациенты – терпилы

Та же мюнстерская медсестра Мария Гёрлиц поделилась, что хотя и знакома с российским менталитетом, ей пришлось привыкать к нашим больничным «нормам» поведения.

Она поняла, что вежливость в России расценивается как слабость и неуверенность. Когда она вежливо общалась с пациентами: «пожалуйста, не могли бы вы…», те не принимали ее всерьез. А вот отказ от «человеческих» оборотов речи помог ей добиться большего успеха.

По ее словам, в России, в отличие от Германии, пациент вообще не вовлечен (или вовлечен по минимуму) в свое лечение, ему практически ничего не объясняют, не предлагают ничего на выбор, молча и сурово проводят процедуры, выписывают лекарства, как военный приказ. Как результат – половина пациентов не доверяют врачам, а другая половина – полагаются так слепо, что могут, например, промолчать о болях, считая, что «так надо, и доктору виднее».


Российские пациенты вообще «терпилы» по сравнению с немецкими, сделала вывод Мария. Она рассказала про мужчину, который после операции лежал на спине и смотрел в потолок, боясь шевельнуться. Она много раз проходила мимо, но в конце концов, заметив, что он не меняет позы, спросила, может, ему неудобно? Тот очень удивился: «Я не знал, что можно лечь по-другому. Мне никто не сказал».

Немцы по сравнению с русскими покажутся избалованными, потому что стандарты предусматривают самое внимательное обхождение, какое в России доступно только в дорогих частных клиниках, и то не всегда.

Впрочем, директор НИИ клинической кардиологии им. А. Л. Мясникова Ирина Чазова оправдывает коллег: «Врачи поликлиники – люди героической профессии, но они поставлены в невыносимые условия плотным графиком приема и ограничениями во времени. В их работе человеческое сохраняется, но вытравляется самим ритмом их жизни».

«Дело в том, что, если врач механистически выполняет свои функции, укладывается в эти несчастные десять минут, он выполняет план, он хороший, а если неформально относится к пациенту, это никак не поощряется. Наоборот, если он задерживает прием, другие пациенты справедливо недовольны, и врач становится плохим, его выдавливает нынешняя система, которая сложилась и которую надо менять», — пояснила она.

5. В Германии – передовая медицинская наука, у нас – ее полное отсутствие


Догнать Германию или любую другую страну с передовой медициной мы не можем по двум причинам. Причем первая – просто смехотворная.

  • Незнание английского

Один из лучших в России хирургов-онкологов, член многих международных сообществ, доктор медицинских наук Вячеслав Егоров отметил, что медицинские знания ежегодно обновляются на 10-15%, при этом вся современная медицинская литература и исследования публикуются на английском. Если ждать перевода, то к моменту его выполнения информация устаревает.

  • Заскорузлая система подготовки врачей

«На Западе с самых ранних курсов медицинской школы внедряются принципы доказательной медицины и постоянного самообразования. А у нас учат точно так же, как и 38 лет назад, когда еще я был студентом», — посетовал хирург. По его оценке, у нас в принципе устаревший образ мыслей. Есть авторитеты, светила медицины, но их скорее единицы. А роль просветителей играют крупные клиники, в основном в Москве.

При этом практически все диагностические и лечебные подходы, методы и оборудование в России аналогичны западным и были разработаны не нами, констатирует врач. «Все революционное создано на Западе, и, конечно, наши западные коллеги имеют драматичные преимущества», — подытожил он.

Источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

«В России врач – нищеброд». Доктора – о работе в Германии и у нас